Главная » Файлы » Гибель советского кино

Фавориты проката
01.02.2015, 16:17
Стоит отметить, что во второй половине 50-х годов шел бурный рост отечественной кинематографии, когда ежегодно росло не только количество выпускаемых фильмов, но и число киноустановок, покрывавших все более значительную территорию огромной страны. В крупных городах открывались новые кинотеатры, а в отдаленных населенных пунктах – Дома и Дворцы культуры, где фильмы демонстрировались уже не только по выходным, но и по будним дням. Короче, кино по-прежнему оставалось главным средством проведения досуга для миллионов советских людей (на 2-е место уверенно выходило телевидение, которое именно тогда начало свое активное развитие).
Между тем советский прокат стремился максимально удовлетворить вкусы и запросы рядовых зрителей. На экран выходили картины самых разных жанров, начиная от экранизаций классических произведений и заканчивая оригинальными подражаниями, вроде истерна Самсона Самсонова «Огненные версты» ( 1957), создание которого было явно навеяно все тем же американским вестерном «Дилижанс» Джона Форда. Как мы помним, он же стал предтечей создания другого советского боевика – «Смелые люди», однако если там дело ограничилось только идейным импульсом, то у Самсонова все было иначе – у него была почти в точности повторена основная сюжетная канва: опасное путешествие группы людей через враждебную территорию. Только если в американском фильме в качестве передвижного средства использовался почтовый дилижанс, а злодеями были индейцы, то у Самсонова герои передвигались на двух тачанках, а в качестве злодеев выступали белогвардейцы.
Раз уж речь зашла о кинопрокате тех лет, то самое время познакомить читателя с теми фильмами, которые, говоря современным языком, «делали кассу». К примеру, вот как выглядел список фаворитов киносезона 1956 года(отметим, что многие из этих фильмов с удовольствием крутит нынешнее российское ТВ и они собирают весьма неплохую аудиторию, оставляя далеко позади себя большинство сегодняшних блокбастеров-однодневок).
На первом месте значилась комедия Эльдара Рязанова «Карнавальная ночь», собравшая 48 миллионов 640 тысяч зрителей. Далее расположился детектив Анатолия Рыбакова «Дело № 306». Стоит отметить, что в сталинские годы фильмов в этом жанре не снимали, поскольку власти никоим образом не хотели пропагандировать жизнь криминального дна. Табу с жанра было снято после смерти вождя народов – в середине 50-х, и «Дело № 306» было первой ласточкой подобного рода кинематографа. Естественно, народ повалил на этот фильм толпами. И не прогадал – зрелище получилось вполне смотрибельное. Итог сборов: 33 миллиона 500 тысяч зрителей.
В пятерке фаворитов также оказались: фильм про перековку беспризорников «Педагогическая поэма» Алексея Маслюкова и Мечиславы Маевской (32 миллиона 340 тысяч); «Два капитана» Владимира Венгерова (32 миллиона); еще один детектив «Дело Румянцева» Иосифа Хейфица (31 миллион 760 тысяч).
Эти пять фильмов-лидеров принесли общие сборы в размере 178 миллионов 100 тысяч человек. Весьма приличный результат для конца 50-х годов (почти на 11 миллионов зрителей больше, чем прошлогодний показатель), когда крупных кинотеатров в стране было еще не так много, а в основном кино крутили в небольших клубах, Дворцах культуры, а то и вовсе под открытым небом, где-нибудь на полевом стане. Однако телевидение тогда в СССР делало свои первые шаги, поэтому большой конкуренции кинематографу оно пока составить не могло (это случится позже, в 70-е годы).
Из других фильмов – фаворитов кинопроката-56 назову следующие: две мелодрамы на современную тему – «Разные судьбы» Леонида Лукова (30 миллионов 690 тысяч) и «Весна на Заречной улице» Феликса Миронера и Марлена Хуциева (30 миллионов 120 тысяч); героическую киноповесть про защитников Брестской крепости «Бессмертный гарнизон» Захара Аграненко и Эдуарда Тиссэ (30 миллионов); драму из крестьянской жизни дореволюционной России «Вольница» Григория Рошаля (28 миллионов 190 тысяч); комедию «Максим Перепелица» Анатолия Граника (27 миллионов 850 тысяч); боевик о Гражданской войне «Капитан „Старой черепахи“ Всеволода Воронина и Генриха Габая (27 миллионов 650 тысяч); криминальную драму „Убийство на улице Данте“ Михаила Ромма (27 миллионов 420 тысяч); мелодраму „Человек родился“ Василия Ордынского (27 миллионов 200 тысяч); комедию „Медовый месяц“ Надежды Кошеверовой (26 миллионов 500 тысяч); героическую киноповесть „Судьба барабанщика“ Виктора Эйсымонта (25 миллионов 700 тысяч); драму „Сорок первый“ Григория Чухрая (25 миллионов 100 тысяч); мелодраму „Крутые горки“ Николая Розанцева (24 миллиона 400 тысяч); комедию „Она вас любит“ Семена Деревянского и Рафаила Сусловича (21 миллион 500 тысяч).
Из перечисленных фильмов 7 были созданы на главной киностудии страны «Мосфильме». Далее шли: «Ленфильм» – 6 картин, киностудия имени Горького и Одесская – по 2, один фильм выпал на долю Киевской киностудии (чуть позже она получит название «имени Довженко»).
В 1957 годулидером кинопроката стал фильм совсем другого жанра. Это была уже не комедия, а экранизация первой части трилогии А. Толстого «Хождение по мукам» под названием «Сестры». Фильм снял Григорий Рошаль, который и в прошлом году фигурировал среди режиссеров-фаворитов, сняв «Вольницу». На этот раз его лента собрала зрительскую аудиторию в полтора раза большую – 42 миллиона 500 тысяч.
Зато второе место, как и год назад, досталось детективу: фильм «Ночной патруль» Владимира Сухобокова собрал 36 миллионов 420 тысяч зрителей. Следом шли: героическая киноповесть о войне «Без вести пропавший» Исаака Шмарука (35 миллионов 720 тысяч); детектив «Тайна двух океанов» Константина Пипинашвили (31 миллион 200 тысяч); комедия «Заноза» Николая Санишвили (29 миллионов 300 тысяч; единственный случай за всю историю советского кинематографа, когда две грузинские ленты вошли в пятерку фаворитов).
Пятерка фаворитов собрала общую аудиторию в 175 миллионов 100 тысяч человек, что было меньше прошлогоднего показателя ровно на 3 миллиона.
Среди других кассовых картин киносезона-57 значились следующие: современная киноповесть «В добрый час!» Виктора Эйсымонта (29 миллионов 100 тысяч; в прошлом году его фильм «Судьба барабанщика» тоже числился в фаворитах, собрав на 4 миллиона зрителей меньше); еще одна киноповесть «Дом, в котором я живу» Льва Кулиджанова и Якова Сегеля (28 миллионов 900 тысяч); мелодрама «Летят журавли» Михаила Калатозова (28 миллионов 300 тысяч); современная киноповесть «Екатерина Воронина» Исидора Анненского (27 миллионов 800 тысяч); комедия «Наши соседи» Сергея Сплошнова (27 миллионов 400 тысяч); истерн Самсона Самсонова «Огненные версты» (26 миллионов 100 тысяч); героические драмы «Они были первыми» Юрия Егорова (25 миллионов 500 тысяч) и «Павел Корчагин» Александра Алова и Владимира Наумова (25 миллионов 300 тысяч); музыкальная комедия «Я встретил девушку» Рафаила Перельштейна (25 миллионов); мелодрама «Высота» Александра Зархи (24 миллиона 800 тысяч); мелодрама «Неповторимая весна» Александра Столпера (24 миллиона 100 тысяч); драматическая киноповесть «Борец и клоун» Константина Юдина и Бориса Барнета (22 миллиона 100 тысяч).
Между тем лидерство в хит-листе киностудий среди перечисленных выше фаворитов было за «Мосфильмом» – 6 картин (тот же «Борец и клоун» был снят именно там). На один фильм меньше было у киностудии имени Горького, по две ленты значились за Киевской киностудией и «Грузия-фильмом», по одной – за «Беларусьфильмом» и «Таджикфильмом».
Последний фильм из представленного списка – «Борец и клоун» – оказался последним и в творческой карьере замечательного кинорежиссера Константина Юдина: на завершающем этапе работы над ним ( 30 марта 1957 года) знаменитый режиссер, снявший такие хиты советского кинематографа, как «Девушка с характером» ( 1939), «Сердца четырех» ( 1941, выпуск на экран 1945), «Антоша Рыбкин» ( 1942), «Близнецы» ( 1945), «Смелые люди» ( 1950), «Застава в горах» ( 1953), «Шведская спичка» ( 1954), «На подмостках сцены» ( 1956), скончался на 61-м году жизни. И фильм заканчивал другой известный режиссер – Борис Барнет и, скажем прямо, обедни не испортил.
Фильм получился на редкость отменный, при этом абсолютно аполитичный. Последнее обстоятельство даже играло на руку картине. Ведь ее создателям ничего не стоило вплести в канву повествования, где речь шла о драматической судьбе знаменитого русского борца начала ХХ века Ивана Поддубного, политический мотив – к примеру, ввести в сюжет какого-нибудь большевика-революционера, – но они обошлись без этого. Что абсолютно не помешало им снять патриотическое кино. Когда на экране русский богатырь Иван Поддубный в ярком исполнении актера Станислава Чекана одного за другим лихо клал на обе лопатки заморских борцов, почти каждый советский зритель невольно испытывал подъем патриотического духа: мол, наш Иван всех умыл! И это при том, что режиссер фильма был евреем.
Вообще кинопрокат 1957–1958 годовявил удивительную картину: создателями большинства кассовых лент были... евреи. Так, в кинопрокате-57 из 18 картин, расположившихся на вершине, 15 были сняты евреями, а в следующем году из 17 кассовых лент евреи опять же сняли 15. Это было ярким доказательством того, что хрущевская «оттепель» для киношных деятелей еврейского происхождения стала неким повторением нэповских 20-х годов.
Отметим, что и по своему таланту новое поколение ни в чем не уступало своим предшественникам, а некоторые и вовсе их превосходили. Среди самых одаренных назову следующих режиссеров: Александр Алов и Владимир Наумов («Тревожная молодость», 1954; «Павел Корчагин», 1956), Николай Досталь («Мы с вами где-то встречались», 1954, с А. Тутышкиным), Владимир Венгеров («Кортик», 1955; «Два капитана», 1956), Григорий Чухрай («Сорок первый», 1956), Эльдар Рязанов («Карнавальная ночь», 1956), Станислав Ростоцкий («Земля и люди», 1956), Яков Сегель («Переполох», 1955; «Это начиналось так», 1956; «Дом, в котором я живу», 1957), Самсон Самсонов («Попрыгунья», 1955; «Огненные версты», 1957), Феликс Миронер («Весна на Заречной улице», 1956), Захар Аграненко («Бессмертный гарнизон», 1956; в 1960 годуАграненко скончается в возрасте 48 лет), Анатолий Граник («Алеша Птицын вырабатывает характер», 1953; «Максим Перепелица», 1956), Генрих Габай («Капитан „Старой черепахи“, 1956), Лев Кулиджанов («Это начиналось так», 1956; «Дом, в котором я живу», 1957 – все с Я. Сегелем), Константин Воинов («Две жизни», «Трое вышли из леса», 1958), Теодор Вульфович («Последний дюйм», 1959, с Н. Курихиным).
Славянское пополнение окажется не менее внушительным. В его составе самыми именитыми будут следующие постановщики: Иван Лукинский («Чук и Гек», 1953; «Солдат Иван Бровкин», 1955), Владимир Басов и Мстислав Корчагин («Школа мужества», 1954), Владимир Гончуков («Чемпион мира», 1954), Андрей Тутышкин («Мы с вами где-то встречались», 1954, с Н. Досталем), Юрий Егоров («Случай в тайге», 1954; «Море студеное», 1955; «Они были первыми», 1956; «Добровольцы», 1957), Юрий Озеров («Сын», 1955), Василий Ордынский («Переполох», 1955, с Я. Сегелем; «Секрет красоты», 1955; «Человек родился», 1956), Виктор Иванов («Приключение с пиджаком Тарапуньки», 1955), Николай Розанцев («Крутые горки», 1956), Эдуард Бочаров («Орленок», 1958), Алексей Сахаров («Легенда о ледяном сердце», 1958, с Э. Шенгелая), Юрий Чулюкин («Неподдающиеся», 1959), Никита Курихин («Последний дюйм», 1959, с Т. Вульфовичем).
Однако, даже имея такой мощный «десант» в кинематографе, евреи так и не сумели вернуть на экран «еврейскую» тему, которая так широко была представлена в советском кино в те же 20–30-е годы. Виной всему была большая политика, а именно – все более ухудшающиеся отношения между СССР и Израилем. Поэтому единственное, что могли тогда сделать евреи-кинематографисты, – это иногда показывать на экране своих соплеменников в качестве героев первого или второго плана, причем без упоминания их национальности (как, например, в фильме того же 57-го года «Солдаты», где одним из главных героев был еврей Фарбер в исполнении Иннокентия Смоктуновского, о чем речь еще пойдет впереди). Как писал известный нам киновед М. Черненко:
«На советском экране место еврейству было по-прежнему уготовано в своеобразной „черте оседлости“, жестко ограниченной двумя-тремя тематическими уездами: главным образом историко-революционным, к которому примыкали все более становившиеся историческими ленты об Отечественной войне, и экранизациям разного рода малой и крупной литературной классики, тоже в большинстве своем советской. Реальной, еврейской жизни современного советского еврейства на экране практически не было, и если в сюжете вдруг появлялись и даже занимали довольно большую драматургическую площадь люди еврейского происхождения, то кроме имени и отчества они ничем от окружающих не отличались...».
Категория: Гибель советского кино | Добавил: kursanty
Просмотров: 319 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]