Главная » Файлы » Гибель советского кино

За державу не обидно
01.02.2015, 16:36
Между тем именно взлет патриотизма в СССР родил на свет не только эпопею Юрия Озерова, но и целый ряд других фаворитов кинопроката-70. Например, 2-е место занял фильм Владимира Мотыля «Белое солнце пустыни». На первый взгляд – типичный истерн о борьбе красных с басмачами в Средней Азии, коих в советском кинематографе в ту пору начали снимать десятками. Однако это только на первый взгляд. При более внимательном рассмотрении фильм оказывался намного глубже по мысли, чем казалось поначалу: в нем в одно целое сплелись народный эпос, лубок, трагедия и даже комедия. И герои его были под стать русскому фольклору: трое защитников сирых и угнетенных – красноармейцы Сухов и Петруха, таможенник Верещагин, – а также примкнувший к ним абориген Саид. Ведущую скрипку в этом квартете играл Сухов (актер Анатолий Кузнецов): в меру плут, в меру философ, а на деле – настоящий супермен. Под стать ему был и Верещагин (актер Павел Луспекаев), образ которого был будто срисован с былинного русского богатыря: та же косая сажень в плечах, те же кулаки с бычью голову, те же усы вразлет, как у другого былинно-киношного героя советских времен – Чапаева.
Отметим, что фольклорная начинка фильма позволила смикшировать его большевистский пафос, сделав его универсальным шедевром для всех категорий населения. Отсюда и результат: 50 миллионов зрителей и безоговорочная поддержка почти всех профессиональных критиков одновременно – как либеральных, так и патриотических.
Крылатая фраза Верещагина «За державу обидно!» сразу легла на душу как либералам, так и державникам. Правда, каждый тогда читал ее по-своему: первые – как укор коммунистам за неправильную внутреннюю и внешнюю политику, вторые – как упрек либералам за их пресмыкательство перед Западом. Кто оказался прав в этом споре, показало время. В 1991 году, когда Советский Союз распадется, люди типа Абдуллы без всяких проблем начнут вывозить не баркасами, а целыми танкерами сырье из страны, а также переводить миллиарды долларов на свои счета в западные банки. И ни один Верещагин им в этом уже не помешает, поскольку таковые к тому времени повыведутся, а им на смену придут анти-Верещагины – те, кто мзду будет брать весьма охотно и помногу.
Еще один фаворит кинопроката-70 – фильм Владимира Краснопольского и Валерия Ускова «Неподсуден». Несмотря на то что это была мелодрама, однако в ней тоже ясно читалось патриотическое начало. Сюжет ее заключался в том, что оклеветанный своим бывшим другом и коллегой русский летчик Егоров (актер Олег Стриженов) находил в себе силы не только выдержать выпавшие на его долю испытания, но и победить в моральном споре своего бесчестного и подлого оппонента. Лента собрала на своих сеансах 43 миллиона 300 тысяч зрителей.
Кстати, Краснопольский и Усков после этого продолжат разработку патриотической темы в своем творчестве и в течение следующего десятилетия снимут на «Мосфильме» для телевидения целых два сериала по романам ненавистного для либералов писателя-державника Анатолия Иванова: «Тени исчезают в полдень» (премьера – февраль 1972) и «Вечный зов» (премьера первых шести серий – июнь 1976, премьера последних – 1982 год). Общая протяженность обоих сериалов составит ни много ни мало 26 серий.
Но вернемся к кинопрокату-70.
Следующий за лентой «Неподсуден» фильм-фаворит нес в себе куда больший державный пафос. Речь идет о фильме Георгия Натансона с весьма характерным названием «Посол Советского Союза». В центре его сюжета была судьба Елены Кольцовой (эту роль исполняла Юлия Борисова), прообразом которой явилась коммунистка Александра Коллонтай – первая советская женщина-дипломат. Посредством рассказа о судьбе этой уникальной женщины фильм повествовал о становлении советской дипломатии и ее наиболее героических этапах. Державнее темы трудно было себе представить. Лента собрала в прокате 38 миллионов 900 тысяч зрителей.
Чуть меньшую аудиторию собрал фильм другого Георгия, Юнгвальд-Хилькевича, под названием «Опасные гастроли» – 36 миллионов 900 тысяч. Однако и этот фильм можно отнести к патриотическому: решенный в жанре музыкального кино, он рассказывал о том, как артист варьете Бенгальский и его возлюбленная в предреволюционные годы помогают большевикам переправлять марксистскую литературу и оружие из-за границы в Россию. Утверждение на главную роль главного бунтаря из стана либералов Владимира Высоцкого можно считать символическим: тем самым как бы демонстрировалась смычка либералов и державников во славу светлого коммунистического завтра. Кстати, прообразами главных героев фильма послужили реальные большевики: одним был будущий нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов, другая... все та же Александра Коллонтай.
Стоит отметить, что именно за тему смычки либералов и державников эту картину не приняли многие критики из стана первых: помоев на нее в прессе было вылито предостаточно. Например, критик В. Кичин писал: «Владимир Высоцкий наполненно произносит банальности, не без успеха имитируя значительность происходящего. Иван Переверзев действует в лучших традициях водевиля, полностью реализуя предложенные сценарием сюжетные коллизии. Ефим Копелян, как всегда, умеет создать иллюзию второго плана даже там, где это, увы, только иллюзия... Только крайней неразборчивостью проката можно объяснить тот факт, что этому фильму предоставлены экраны столичных кинотеатров...»
Фильм и в самом деле не тянул на звание шедевра, однако нападки на него были вызваны в первую очередь именно недовольством либералов тем, что один из их духовных лидеров – бунтарь Высоцкий – играет большевика. Да еще как играет: с большим воодушевлением и даже... распевая песни.
Пятерка фаворитов кинопроката 1970 годасобрала на своих сеансах в общей сложности 225 миллионов 100 тысяч зрителей, что было меньше прошлогоднего показателя на 39 миллионов.
Между тем немалый заряд державного пафоса содержал в себе даже единственный в том году совместный кинопроект – советско-итальянская лента «Красная палатка» режиссера Михаила Калатозова. Речь в ней шла о реальном историческом событии – об арктической экспедиции генерала Нобиле в 1928 году. Во время нее дирижабль с исследователями потерпел крушение и часть экспедиции оказалась на дрейфующей льдине (другая часть людей погибла). Международные силы, которые объединились, чтобы найти полярников, никак не могли вычислить их местонахождение. И тогда на помощь им пришел... простой советский деревенский парень Николай, который, будучи радистом-любителем, сумел обнаружить сигнал SOS с помощью своей рации. После этого к месту дрейфа полярников отправился советский ледоход «Красин» – единственное в мире морское судно подобного типа.
Отлично помню собственные впечатления от этого фильма: гордость за свою страну, за ее людей, которые, рискуя своими жизнями, спасали отважных исследователей, попавших в беду. Собственно, те же чувства в далеком 28-м году испытывали и миллионы моих соотечественников – тех советских людей, кто следил за перипетиями этой эпопеи по газетным и радиосообщениям. Что касается фильма Калатозова, то он полностью окупил собственные затраты – его посмотрели 11 миллионов 800 тысяч человек.
К сожалению, эта лента стала последней в карьере замечательного режиссера, автора таких безусловных шедевров советского кинематографа, как «Валерий Чкалов» ( 1941), «Верные друзья» ( 1954; самый кассовый фильм режиссера, собравший 30 миллионов 900 тысяч зрителей), «Летят журавли» ( 1957): в марте 1973 годаМихаил Калатозов скончался на 70-м году жизни. Как пишет о нем «Кинословарь»:
«Последняя картина Калатозова включала в себя характерные для прежних картин идейные, сюжетные и пластические мотивы и стала своеобразным творческим отчетом режиссера, всегда последовательного и искреннего в развитии темы. Романтическое, философски значительное искусство Калатозова, пронизанное революционным пафосом, сделало его одной из самых примечательных фигур советского и мирового киноискусства».
Но вернемся к кинопрокату-70-х.
Среди фильмов, собравших хорошую «кассу», значились ленты самых разных жанров. Например, две из них были посвящены героической работе органов советской госбезопасности: «Повесть о чекисте» Бориса Дурова и Степана Пучиняна повествовала о военных годах (30 миллионов 500 тысяч зрителей), а «Судьба резидента» (продолжение фильма «Ошибка резидента») Вениамина Дормана рассказывала о современных реалиях «холодной войны» (28 миллионов 700 тысяч).
Судебная драма Бориса Волчека «Обвиняются в убийстве» была посвящена такой важной теме, как борьба с преступностью среди молодежи. В фильме речь шла о том, как группа пьяных подонков убила хорошего парня, который заступился за девушку (аудитория фильма – 33 миллиона 100 тысяч зрителей).
Как мы помним, такая важная тема, как рост хулиганства среди молодежи, стала выходить на авансцену советского кинематографа со второй половины 60-х годов. Учитывая, что эту же тему постоянно муссировали все советские СМИ, можно смело сказать, что она продолжала быть чрезвычайно актуальной для общества тех лет. Даже детский кинематограф не упускал возможности поднимать эту тему и всячески «песочил» хулиганов (шпану в простонародье). Например, в фильме Ильи Фрэза «Приключения желтого чемоданчика» действовал подобного рода персонаж в исполнении Александра Кавалерова (исполнитель роли Мамочки еще в одном фильме из жизни трудных подростков – «Республика ШКИД» 1967 годавыпуска). Отметим, что фильм Фрэза был удостоен призов сразу на нескольких зарубежных фестивалях-70: в Венеции (детский конкурс) и в Тегеране.
Из этого же ряда и знаменитый мультик «Ну, погоди!», премьера первого выпуска которого состоялась в июле 1970 года. Режиссером фильма был Вячеслав Котеночкин, сценаристами Аркадий Хайт, Феликс Камов (Кандель) и Александр Курляндский. Этот мультик был своеобразным социальным заказом – в шутливой форме разоблачал хулигана Волка и всячески воспевал добропорядочного Зайца. Внешность Волка была срисована с типичного хулигана начала 70-х годов: патлатый, в брюках-клеш, с сигаретой в зубах, походка вразвалку. Фильм имел колоссальный успех у зрителей (причем не только у детей) и стал единственным советским мультфильмом, собравшим столь огромную аудиторию: хотя бы одну из его 18 серий посмотрел практически каждый (!) советский человек (численность СССР в 70-е годы равнялась 250–280 миллионам граждан).
Между тем лидером кинопроката 1971 годавновь стала лента патриотического содержания. Речь идет о фильме Владимира Рогового «Офицеры», которую посмотрели 53 миллиона 400 тысяч зрителей. Фильм повествовал о судьбах трех людей – двух военных и жены одного из них (их роли исполняли Георгий Юматов, Василий Лановой и Алина Покровская), – которые пронесли любовь и дружбу как друг к другу, так и к своей социалистической родине через многие годы (действие сюжета растянулось почти на полвека). А ведь «Офицеры» были не чета той же «Проверке на дорогах» Алексея Германа, где правда о войне была показана куда более жестко. По сути, «Офицеры» были сказкой, мифологией о Советской армии, начиная от Гражданской войны и заканчивая современностью. Однако именно такую сказку народ желал смотреть, голосуя за нее рублем.
Среди других лент патриотического направления значилось продолжение эпопеи Юрия Озерова «Освобождение» – третий фильм «Направление главного удара», однако он собрал меньшую аудиторию, чем два предыдущих фильма: 35 миллионов 800 тысяч зрителей против прежних 56 миллионов. Еще меньшую «кассу» собрал фильм о ветеранах Великой Отечественной «Белорусский вокзал» Андрея Смирнова – 28 миллионов 300 тысяч. Однако присутствие этих картин в числе фаворитов проката указывало на то, что интерес к подобным лентам в обществе не ослабевает.
Остальные фильмы хитовой «пятерки» представляли собой абсолютный «винегрет» из разных жанров. Например, в Советском Союзе всегда пользовались успехом приключенческие фильмы «плаща и шпаги», которые снимались во Франции. Однако с начала 70-х годов такие ленты наловчились делать прибалтийские киностудии, и хотя они во многом уступали французским, однако народ с удовольствием их смотрел. В итоге 2-е место в прокате-71 заняла эстонская вариация на эту тему под названием «Последняя реликвия» режиссера Григория Кроманова (44 миллиона 900 тысяч; в Эстонии ее посмотрели 730 тысяч зрителей, что для республики, где население составляло 1 миллион человек, явилось доселе невиданным рекордом), которая обогнала даже недавнего безусловного фаворита Леонида Гайдая, чья экранизация бессмертного произведения И. Ильфа и Е. Петрова «12 стульев» собрала зрителей на пять миллионов меньше (39 миллионов 300 тысяч).
Отметим, что сам Гайдай называл «12 стульев» одним из своих самых любимых фильмов (полностью присоединяюсь к этому мнению: летом 71-го я около пяти-шести раз посмотрел эту ленту в Летнем кинотеатре Сада имени Баумана – так она мне понравилась). Однако кассовые сборы фильма, имевшего марку «сделано Гайдаем», все-таки оказались скромными, учитывая, что три предыдущие ленты великого комедиографа ниже отметки в 68 миллионов не опускались. С чем это было связано, сказать трудно, поскольку в новой ленте Гайдая в наличии имелись все необходимые для успеха атрибуты: великолепная литературная основа, звездный состав, восхитительная музыка и т. д. Но что-то не сработало.
Кстати, «12 стульев» явились своеобразным поворотным моментом для Гайдая: именно с этой ленты он сменил сценаристов. До этого в этой роли выступал творческий тандем в лице Мориса Слободского и Якова Костюковского, с которыми режиссер создал сразу три хита: «Операция „Ы“, „Кавказская пленница“ и „Бриллиантовая рука“. Однако с „12 стульев“ с Гайдаем стал работать уже другой человек – Владлен Бахнов. Кстати, тоже еврей, что было весьма симптоматично, поскольку именно сценаристы-евреи были авторами многих комедийных шедевров в советском кинематографе.
Так, другой известный советский комедиограф – Эльдар Рязанов – практически все свои фильмы поставил по сценариям евреев: «Карнавальная ночь» (Б. Ласкин, В. Поляков), «Девушка без адреса» (Л. Ленч), «Человек ниоткуда» (Л. Зорин), «Дайте жалобную книгу» (А. Галич, Б. Ласкин), а с фильма «Берегись автомобиля» началось долгое сотрудничество Рязанова со сценаристом Эмилем Брагинским.
Если к этому списку добавить и другие шедевры советского комедийного жанра, которые выходили за последние полвека и руку к которым приложили драматурги-евреи, то список получится достаточно внушительный. Чтобы читателю стало понятно, о чем идет речь, назову хотя бы некоторые из этих картин: «Веселые ребята» ( 1934; В. Масс, Н. Эрдман), «Волга-Волга» ( 1938; М. Вольпин, Н. Эрдман), «Девушка с характером» ( 1939; Г. Фиш, И. Склют), «Подкидыш» ( 1940; А. Барто, Р. Зеленая), «Сердца четырех» ( 1941; А. Гранберг, А. Файко), «Близнецы» ( 1945; Я. Ялунер, М. Витухновский), «Весна» ( 1947; А. Раскин, М. Слободской), «Золушка» ( 1947; Е. Шварц), «Верные друзья» ( 1954; А. Галич, К. Исаев), «Укротительница тигров» ( 1954; К. Минц, Е. Помещиков), «Девушка с гитарой» ( 1958; Б. Ласкин, В. Поляков), «Полосатый рейс» ( 1961; В. Конецкий), «Карьера Димы Горина» ( 1961; Б. Медовой), «Семь нянек» ( 1962; Ю. Дунский, В. Фрид), «Штрафной удар» ( 1963; В. Бахнов, Я. Костюковский), «Каин XVIII» ( 1963; Е. Шварц, Н. Эрдман), «Крепостная актриса» ( 1964; Л. Захаров (Трауберг), «Легкая жизнь» ( 1964; В. Бахнов), «Пропало лето» ( 1964; А. Зак, И. Кузнецов), «Женитьба Бальзаминова» ( 1965; К. Воинов (Кац) по А. Островскому), «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» ( 1965; С. Лунгин, И. Нусинов), «Похождения зубного врача» ( 1966; А. Володин), «Начальник Чукотки» ( 1967; В. Валуцкий, В. Викторов), «Свадьба в Малиновке» ( 1967; Л. Юхвид), «Джентльмены удачи» ( 1971; В. Токарева, Г. Данелия), «Опекун» ( 1971; С. Шатров) и др.
Добавьте сюда еще и сценарии к культовым мультикам вроде «Ну, погоди!» (А. Хайт, А. Курляндский), «Крокодил Гена» (Э. Успенский) и др. – и вы поймете, что значили евреи для советского кинематографа.
Однако вернемся к кассовым фильмам 71-го года.
Мелодрама молодого режиссера Николая Москаленко «Молодые» собрала 39 миллионов 100 тысяч зрителей, а ей в спину дышала советско-румынская музыкальная комедия «Песни моря» Франчиска Мунтяну (36 миллионов 700 тысяч), которая вызвала интерес не сюжетом (он был достаточно банальным), а музыкальными номерами, которые исполняли звезды того времени: румынский певец Дан Спатару и советская актриса Наталья Фатеева. Определенный ажиотаж вокруг фильма подогревался еще и тем, что в народе ходили упорные слухи о том, что во время съемок между Спатару и Фатеевой вспыхнул бурный роман, который привел к распаду семьи актрисы-красавицы – от нее ушел муж, известный космонавт Борис Егоров.
Далее шли следующие картины: сказка Александра Роу «Варвара-краса, длинная коса» (32 миллиона 900 тысяч); комедия Альберта Мкртчяна и Эдгара Ходжикяна «Опекун» (31 миллион 800 тысяч); комедия Виталия Мельникова «Семь невест ефрейтора Збруева» (31 миллион 200 тысяч); истерн Шакена Айманова «Конец атамана» (30 миллионов); шпионский боевик Геннадия Полоки «Один из нас» (27 миллионов 800 тысяч); боевик о разведчиках военных лет «Риск» Василия Паскару (27 миллионов 100 тысяч); мелодрама Петра Тодоровского «Городской романс» (26 миллионов 200 тысяч); комедия Леонида Миллионщикова «Меж высоких хлебов» (25 миллионов 500 тысяч); мелодрама по повести А. Чехова «Цветы запоздалые» Абрама Роома (23 миллиона 300 тысяч); военная драма Льва Голуба «Полонез Огинского» (22 миллиона 200 тысяч); фильм о пограничниках «За рекой – граница» Алты Карлиева (21 миллион).
Пятерка фаворитов киносезона-71 собрала 213 миллионов 400 тысяч зрителей, что было чуть меньше прошлогоднего показателя (тогда сборы составили 214 миллионов 900 тысяч).
Рейтинг киностудий выглядел следующим образом. Фаворит кинопроката-71 фильм «Офицеры» впервые за последнее десятилетие вознес киностудию имени Горького на вершину хит-парада (всего в перечисленном перечне фильмов присутствовало 2 картины этой киностудии). Однако лидером опять был «Мосфильм» – в представленном списке значилось 9 его фильмов. По одной было у «Ленфильма», «Казахфильма», «Беларусьфильма», «Молдова-фильма», «Туркменфильма», киностудий: Рижской, имени Довженко, Одесской.
Категория: Гибель советского кино | Добавил: kursanty
Просмотров: 308 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]